• Главная
  • Нормативные документы
  • Рассмотрение споров предпринимателей в третейском суде

Рассмотрение споров предпринимателей в третейском суде

Леванов Алексей
Александрович

 

 


Тема работы:
«Рассмотрение споров предпринимателей в третейском суде»

 

 

МОСКВА, 2015


СОДЕРЖАНИЕ

Введение
Глава I. Общие положения о третейском суде и третейском судопроизводстве
§ 1. История третейских судов в Российской Федерации
§ 2. Понятие третейского суда и третейского судопроизводства
§ 3. Место института третейского разбирательства в системе российского права
Глава II. Основные проблемы, возникающие при рассмотрении споров предпринимателей в третейских судах
§ 1. Общие положения о предпринимательстве
§ 2. Понятие третейской оговорки
§ 3. Практические проблемы рассмотрения споров предпринимателей в третейских судах
Глава III. Вопросы исполнения решений третейских судов
§ 1. Правовая сущность исполнения решений третейских судов
§ 2. Принудительное исполнение решения третейского суда
§ 3. Основания для отказа в выдаче исполнительного листа
Заключение
Список литературы


ВВЕДЕНИЕ
Среди органов, осуществляющих судебную защиту гражданских прав, статья 11 Гражданского Кодекса РФ называет третейский суд. Данная форма рассмотрения и разрешения споров является альтернативой государственному правосудию. С одной стороны, она ускоряет и упрощает производство, а с другой, разгружает государственные суды. Достаточно логично, что участники товарооборота обращаются именно к этому виду судопроизводства, отличающегося гибкостью и учитывающего особенности норм права, регулирующих сложившиеся правоотношения.
В случае возникновения спора между сторонами, они вправе использовать возможность обращения в государственный орган защиты права (государственный суд), либо передать спор на рассмотрение третейского суда. Для того чтобы стороны могли воспользоваться последним, им необходимо заранее позаботиться о включении в сделку специального условия о том, что возникающие между ними споры будут разрешаться в арбитраже либо при возникновении спора заключить арбитражное соглашение.
Арбитражное соглашение является обязательным для сторон. Также его наличие исключает спор из юрисдикции государственных судов. Так согласно п. 5 ч. 1 ст. 148 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ (далее – АПК РФ) суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено. Данное правило установлено также в статье II1 Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.). По общему правилу, решение, вынесенное арбитражем, независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным и при подаче в компетентный суд письменного ходатайства проводится в исполнение (ст. 35 Закона РФ «О Международном Коммерческом Арбитраже»).
Во многих случаях сторона договора, которая несет более высокие риски (например, выступает кредитором по кредитному договору) заинтересована в том, чтобы в момент заключения договора сохранить за собой возможность использования различных механизмов разрешения споров и сделать окончательный выбор в пользу того или иного варианта уже после возникновения спора. В зависимости от категории спора, финансового положения ответчика и ряда других факторов предпочтительным может являться как рассмотрение спора в международном арбитраже, так и в государственном суде2. Включая в контракт так называемую альтернативную (опционную) арбитражную оговорку, контрагенты делают возможным рассмотрение спора в государственном суде, либо в третейском суде по выбору сторон(ы).
Актуальность выбранной темы дипломной работы обусловлена тем, что институт третейского разбирательства имеет долгую историю. При рассмотрении споров предпринимателей в третейском суде на практике возникает ряд проблем, и интересными являются выявление недостатков рассматриваемого института, разработка способов их устранения и совершенствования законодательства для более эффективного функционирования данного института.
Теоретической основой проведенного исследования послужили труды отечественных правоведов, проводивших научно-практические исследования по данной проблеме, таких как М.К. Треушников, А.И. Зайцев, С.А. Курочкин, В.В. Ярков, Л.Г. Балаян, А.В.Габов, Е.А. Суханов.
Целью настоящей дипломной работы является исследование проблем института третейского разбирательства, места и значения третейского суда в судебной системе России, а также выявление и попытка разрешения ряда проблем, возникающих в процессе третейского разбирательства споров предпринимателей.
В соответствии с этой целью автором поставлены следующие задачи:
- проанализировать правовую природу третейского суда как органа, разрешающего юридические споры путем исследования понятий «третейский суд», «третейское разбирательство»;
- рассмотреть проблематику определения компетенции третейского суда;
- выявить проблемы, возникающих в процессе третейского разбирательства, в частности связанные с заключением, реализацией третейских соглашений, условиями их действительности;
- проанализировать проблематику производства по делам об оспаривании решений третейских судов, принудительном исполнении решений третейских судов.
Предметом исследования выступает правовое регулирование деятельности третейских судов, а объектом, в первую очередь, отношения, возникающие в ходе третейского разбирательства между участниками спора - предпринимателями.
Методологическую основу исследования составляет формально-логический метод как общенаучный, а также ряд специальных приемов: сравнительно-правовой, системный, логический, историко-правовой анализ и некоторые другие.
В связи с поставленной целью структура работы состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ТРЕТЕЙСКОМ СУДЕ И ТРЕТЕЙСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§ 1. История третейских судов в Российской Федерации

История третейских судов в Российской Федерации насчитывает уже около века. Так, анализируя деятельность третейских судов после 1917 года, С.В. Николюкин выделяет несколько этапов их развития данного института3.
1 период: 1917 - 1920 гг. связан с возрождением деятельности третейских судов, что прежде всего связано с принятием Декрета т о суде 1917 г. Несмотря на то, что в ст. 6 Декрета о суде 1917 г. закреплена возможность обращения к третейскому суду по всем спорным гражданским, вопрос правового статуса и порядка деятельности третейского суда не был регламентирован. Лишь 16 февраля 1918 г. специальным Декретом ВЦИК о третейском суде (далее - Декрет о третейском суде 1918 г.) этот вопрос был урегулирован.
В Декрете о третейском суде 1918 г. указано, о том, что третейский суд образуется, по усмотрению сторон, в составе одного посредника или одинакового числа членов третейского суда с каждой стороны и одного посредника, избранного последними.
Кроме того, соглашение сторон о решении дела третейским судом излагается в третейской записи, в которой обозначаются стороны и предмет спора, а также срок окончания дела.
При отсутствии о том соглашения третейское разбирательство должно быть окончено в течение четырех месяцев, по истечении которых, при отсутствии соглашения сторон об отсрочке, третейский суд признается закрытым и несостоявшимся.
Что касается третейского решения, то после окончания разбирательства третейское решение за подписью судей представляется вместе с третейской записью и со всем производством на хранение в местный суд, который постановляет о взносе недостающей по цене иска судебной пошлины и штрафа за невнесенную своевременно пошлину, а также всех прочих по производству судебных сборов и делает распоряжение о немедленном взыскании этих сумм.
Итак, новеллой законодательства данного периода является то, что согласно Декрету о суде 1917 г. допускалось третейское разбирательство даже одним посредником, а по Декрету о третейском суде 1918 г. жалобы на решения третейских судов рассматривались съездами мировых судей.
Второй период приходится на 20-е - 30-е годы. В этот период третейский суд активно используется частными предпринимателями, в связи с чем актуальными являются вопросы правового регулирования его деятельности.
Значительную роль в развитии третейских судов данного периода сыграло Постановление ВЦИК от 16 октября 1924 г., которым утверждены дополнения к главе 22 ГПК РСФСР - «Положение о третейском суде» (далее - Положение).
Исследование правовых норм Положения позволяет выделить следующие особенности третейского суда:
- третейский суд организуется по особому всякий раз соглашению всех участников спора, поэтому договор о разборе третейским судом всех вообще или всех определенного рода могущих возникнуть впредь споров не лишает лиц, заключивших такой договор, права обращения к подлежащему суду, согласно общим правилам Гражданского процессуального кодекса;
- третейский суд образуется по усмотрению сторон в составе одного судьи или же нескольких судей в одинаковом числе по выбору каждого участника процесса, имеющего самостоятельные требования, и одного по общему избранию всех судей;
- членами третейского суда не могут быть лица: а) пораженные в правах по суду; б) состоящие под следствием или судом; в) лишенные права занимать судебные должности в порядке судебном или дисциплинарном;
- соглашение на разбор дела третейским судом должно быть изложено в особом письменном акте (третейская запись), содержащем в себе: а) полное наименование и адреса участников спора; б) указание полномочий на образование третейского суда в тех случаях, когда третейская запись составляется от имени коллектива или же не самим тяжущимся; в) предмет спора, представляемого разрешению суда; г) точное наименование избранных судей, а также указание того, кто из них избран председателем (имя, отчество и фамилия); д) срок разрешения дела; е) место и время составления третейской записи; ж) согласие избранных членов третейского суда; з) подписи всех участников в споре и членов третейского суда;
- третейские записи подлежат обязательному засвидетельствованию в нотариальном порядке;
- перемена судей до окончания дела не допускается. Тяжущийся вправе отказаться от соглашения, если докажет, что кто-либо из судей заинтересован в исходе дела и что об этом обстоятельстве ему не было известно при подписании третейской записи;
- в случае смерти или отъезда одного из судей или тяжкой болезни одного из судей от соглашения сторон зависит, предоставить разрешение спора наличному составу судей или же избрать нового судью по назначению той стороны, которая избрала судью, выбывшего из состава суда, о чем делается надпись на самой третейской записи, подписываемая всеми остальными судьями и сторонами;
- дела, производящиеся в третейских судах, свободны от обложения гербовым и канцелярским сборам. Судебная пошлина взимается в половинном размере;
- участники, давшие согласие на разбор дела третейским судом, не вправе отказаться от него до истечения срока, предусмотренного третейской записью, кроме случаев, указанных в ст. 7 Положения. Если срок на окончание дела в третейской записи не обозначен, то разбирательство должно быть окончено в течение месяца со дня ее засвидетельствования;
- третейский суд не связан формальными правилами судопроизводства; он не может, однако, решить дело без выслушивания объяснений тяжущихся или без вызова их для дачи объяснений;
- третейский суд признается несостоявшимся: а) вследствие истечения срока; б) вследствие отказа кого-либо из судей или устранения такового (ст. 7); в) если при производстве дела откроется обстоятельство, дающее основание к возбуждению уголовного преследования в отношении кого-либо из тяжущихся и могущее оказать влияние на исход дела; г) в случае смерти одного из тяжущихся.
В 1928 г. Постановлением ЦИК и СНК СССР N 495 были утверждены Правила о примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов, в соответствии с которыми большая часть трудовых споров могла быть разрешаема в третейских судах, специально создаваемых для этого. Предусматривалось принудительное исполнение решений этих третейских судов, которые подлежали отмене лишь органами труда в порядке надзора по строго ограниченным и прямо указанным в Правилах основаниям4.
В развитие данных Правил в том же году были утверждены НКТ СССР: за N 723 «Положение о примирительных камерах и третейских судах для разрешения трудовых конфликтов» и за N 724 «Положение о надзоре за деятельностью расценочно-конфликтных комиссий, примирительных камер и третейских судов».
На 30-е - 50-е годы пришелся третий период, который характеризуется тем, что третейский суд мало использовался для рассмотрения «внутренних» споров между гражданами и между организациями, государственными предприятиями, однако наметилась тенденция обращения в третейский суд иностранных организаций.
В этой связи в 1930 г. при Всесоюзной торговой палате была создана Морская арбитражная комиссия (МАК). В компетенцию МАК было отнесено разрешение споров, связанных с договорными и другими отношениями в сфере торгового мореплавания связанные с фрахтованием судов, морской перевозкой грузов, морской буксировкой грузов, морским страхованием, спасанием морских судов, с подъемом затонувших в море судов, а также иного имущества, со столкновением морских судов, с причинением вреда при осуществлении морского рыбного промысла и др.
Кроме того в данный период Постановлением ВЦИК и СНК СССР от 17 июня 1932 г. при Всесоюзной торговой палате СССР была образована Внешнеторговая арбитражная комиссия (ВТАК) для разрешения в порядке третейского разбирательства споров, возникающих из сделок по внешней торговле, в частности споров между иностранными фирмами и советскими хозяйственными организациями, проводившая третейское разбирательство с учетом соглашений между спорящими лицами, а также Правил о производстве дел во ВТАК.
Четвертый период - вторая половина 50-х - 70-е годы. Данный период связан с совершенствованием процессуального законодательства по спорам между юридическими лицами. Это вызвано прежде всего тем, что оживилась экономическая деятельность, появились идеи хозрасчета и самофинансирования. Кроме того, развивались идеи о совершенствовании общественных форм управления, в том числе и общественных форм осуществления правосудия (третейские суды, товарищеские суды). Как отмечал А.А. Волин, возрастание роли третейских судов в жизни общества объяснялось необходимостью привлечения представителей общественности к осуществлению функций, выполняемых государственными органами 5.
23 июля 1959 г. Советом Министров СССР было принято Постановление N 824 «Об улучшении работы государственного арбитража», которым было определено, что главной задачей государственного арбитража является активное воздействие на предприятия, организации и учреждения в деле улучшения их работы, выполнения хозяйственных планов и укрепления хозяйственного расчета. Важной особенностью данного Постановления является то, что допускалось третейское разбирательство споров между юридическими лицами.
В развитие Постановления N 824 «Об улучшении работы государственного арбитража» Государственным арбитражем при Совете Министров СССР 31 августа 1960 г. были утверждены Временные правила рассмотрения хозяйственных споров третейским судом, которые регулировали основные вопросы, связанные с третейским разбирательством споров, возникающих между социалистическими предприятиями и организациями, в частности, речь идет о детализации порядка рассмотрения споров по отдельным крупным и сложным делам третейским судом. Однако, как отмечает И.Г. Побирченко, «признаки, по которым хозяйственные споры следует относить к числу крупных и сложных, установлены так и не были»6.
Большое значение в развитии деятельности третейских судов сыграло принятое в 1961 г. Положение о третейском суде (далее - Положение о третейском суде), включенное в качестве Приложения N 3 к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (ГПК РСФСР) в 1964 г. Так, согласно ст. 1 Положения о третейском суде в третейский суд могли передаваться любые споры между гражданами, за исключением споров, вытекающих из трудовых и семейных отношений.
Пятый период: 70-е - 80-годы - принятие Положения о третейском суде для разрешения хозяйственных споров между объединениями, предприятиями, организациями и учреждениями 1975 г. (далее - Положение 1975 года). Положение 1975 г. регулировало порядок рассмотрения хозяйственных споров третейским судом, создаваемым для рассмотрения конкретного дела, и порядок исполнения решений постоянно действующих третейских судов (кроме третейских судов, порядок деятельности которых установлен законодательством СССР и республик). Согласно Положению 1975 г. хозяйственные споры между хозяйствующими субъектами могли передаваться на разрешение третейских судов в соответствии с взаимным соглашением. Однако предъявлению иска должно было предшествовать предъявление претензии.
Шестой период выделяется с 90-х годов и продолжается на сегодняшний день. 17 мая 1991 г. были приняты Законы «О Высшем Арбитражном Суде СССР» и «О порядке разрешения хозяйственных споров Высшим Арбитражным Судом СССР», но в силу объективных причин этот суд по-настоящему не успел реализовать свои функции.
Важными актами в 90-е годы были Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденное Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 июня 1992 г. N 3115-17, и Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. «О Международном коммерческом арбитраже» (далее - Закон об арбитраже).
Первый из указанных актов закрепил принципиально новый подход к механизму разрешения третейскими судами «внутренних» экономических споров. После длительного перерыва в использовании третейского разбирательства в этой области юридических отношений законодательство признало третейский суд отвечающим потребностям участников торгового оборота. Это произошло на самом начальном этапе объявленного перехода к рыночному хозяйству8.
На смену Временному положению 1992 г. пришел Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» (далее - Закон о третейских судах), принятый Государственной Думой 21 июня 2002 г., регулирующий деятельность третейских судов, которые создаются на территории России (п. 1 ст. 1 Закона о третейских судах). Действие этого Закона не распространяется на международный коммерческий арбитраж, к нему продолжает применяться Закон об арбитраже.
В заключение необходимо отметить, что приведенная периодизация позволяет проследить эволюцию третейского суда, а также выделить некоторые тенденции, представляющие актуальность в современных экономических условиях. Это прежде всего тенденция, направленная на усиление роли третейских судов в регулировании общественных отношений, что является вполне закономерным в ситуации, когда экономические связи усложняются, когда отечественный предприниматель выходит на принципиально новый уровень отношений, особенно, когда речь идет об инновационной составляющей российской экономики. Кроме того, безусловной тенденцией развития третейских судов является снижение роли государственных судов в процессе рассмотрения споров. Это вполне оправданно с точки зрения обеспечения интересов сторон.

§ 2. Понятие третейского суда и третейского судопроизводства

На сегодняшний день Россия отказалась от тоталитарных методов управления с принятием Конституции РФ в 1993 г. и признанием принципов социального государства. В этой связи развитие в новом русле диспозитивных гражданских правоотношений требует адекватных им конституционных средств защиты прав и свобод. Роль третейских судов в этом значительна, поскольку согласно ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» в третейский суд может по соглашению сторон передаваться любой спор, возникающий из гражданских правоотношений. Указанное позволяет относить третейские суды к конституционным средствам защиты права, в том числе и права собственности, а также судить о том, что общественные отношения, возникающие при применении третейских судов, складываются в процессе воплощения в жизнь основных признаков государственной организации общества и входят в предмет конституционного права.
Реалии современной рыночной экономики и тоталитарного прошлого порождают для третейских судов новые вызовы.
В Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 12.12.2013 В.В. Путин отмечает: «Хотел бы обратить внимание еще на одну проблему - механизмы разрешения хозяйственных споров по-прежнему далеки от лучших мировых практик, в том числе нам нужно серьезно повысить авторитет третейских судов»9
Институт Третейских судов в Российской Федерации создан с целью упрощения разрешения экономических споров среди юридических лиц или граждан. Правовые основы деятельности Третейского суда регулируются Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации» от 24.07.2002 года N 102-ФЗ, а также Гражданским Кодексом РФ и Регламентом суда.
Третейский Суд – это постоянно действующий коммерческий арбитражный орган, рассматривающий хозяйственные споры между как юридическими, так и физическими лицами. Суд осуществляет свою деятельность в полном соответствии с законами Российской Федерации на основании третейских соглашений между сторонами.
Институт третейских судов считается наиболее старым во всей истории человечества. Некоторые историки по праву считают третейский суд, или как его ещё называют коммерческий арбитраж, предшественником государственного правосудия.
Данный способ разрешения споров является наиболее демократичным, потому что изначально стороны доверяют третьему лицу и в отличие от других судов обязуются исполнить его решение, когда как решением государственного суда зачастую конфликт не исчерпывается.
В третейский суд обращаются юридические или физические лица с вопросами:
* разрешения споров по договорам аренды, займа или лизинга;
* признания права собственности;
* разрешение страховых споров;
* взыскания убытков;
* расторжение либо изменения договоров и т.д.
Далеко не всем представителям бизнеса известны и понятны все истинные возможности третейского суда. Многие обращаются за восстановлением нарушенного права, компенсацией понесённого ущерба либо о взыскании неустойки исключительно в государственные суды, чем окончательно и бесповоротно рвут налаженные деловые отношения и навсегда теряют деловых партнёров.

§ 3. Место института третейского разбирательства в системе российского права

С момента принятия Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон о третейских судах) прошло двенадцать лет, и в деле становления этого правового института сегодня сложился уже определенный опыт. В то же время проблемы третейского разбирательства остаются одними из самых актуальных и требующих постоянного освещения и развития. Попробуем проанализировать важные изменения, которые произошли в этом направлении за последнее время, связанное со становлением и развитием системы третейского судопроизводства как института российского общества и государства.
Согласно экспертным оценкам и итогам мониторинга сайтов арбитражных судов в России в настоящее время насчитывается чуть более 1000 постоянно действующих третейских судов, из них более 450 судов работают в Москве, около 80 - в Санкт-Петербурге и Ленинградской области и около 50 судов - в Московской области.
С 2002 года количество споров, рассматриваемых в третейских судах, по соотношению с количеством гражданских дел, рассматриваемых в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, возросло с 0,08% до 1,1%.
С 2009 года существенно изменились темпы прироста количества дел по выдаче исполнительных листов на приведение в исполнение решений третейских судов. В среднестатистическом субъекте Российской Федерации в 2009 году было рассмотрено 7 таких заявлений, из них одно оставлено без удовлетворения, в одном случае решение третейского суда отменено. В 2010 году рассмотрено уже 17 заявлений, из них в двух случаях отказано в удовлетворении, в одном случае решение третейского суда отменено. В 2011 году тенденция сохранилась: рассмотрено 32 заявления, в четырех случаях отказано в выдаче исполнительного листа, два решения третейских судов отменены. Статистика 2012 года становится более разнородной, и темпы прироста количества заявлений снижаются: в среднестатистическом субъекте Российской Федерации рассмотрено 36 заявлений о выдаче исполнительных листов, из них в четырех случаях заявления оставлены без удовлетворения, в трех случаях решения третейских судов отменены.
В 2013 году тенденция уже стала вызывать тревогу: за неполное первое полугодие рассмотрено судами только 15 заявлений, из них в шести случаях отказано в выдаче исполнительных листов и только в одном случае решение третейского суда отменено10.
Наверное, неисправимые оптимисты могут истолковать эту цифру как рост доверия к третейским судам и повальное исполнение их решений в добровольном порядке, но, вероятнее всего, приходится констатировать снижение общего числа обращений в третейские суды, а также признать, что реальные действия демонстрируют снижение поддержки со стороны арбитражных судов.
В то же время в некоторых третейских судах отмечен рост количества дел, вызванный в основном сменой видов споров, началом работы с банками, строительными саморегулируемыми организациями (далее - СРО). Так, руководство Третейского суда для разрешения экономических споров при Северной торгово-промышленной палате (г. Мурманск) среди причин роста количества дел называет «активную работу с банками и преобладание споров о взыскании задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество».
Снижение количества дел в третейских судах вызвано тем, что процессуальное качество и информационное сопровождение дел в федеральных судах становятся все более эффективными, и сейчас Россия в этом отношении опережает ряд авторитетных зарубежных соседей.
Однако общемировая тенденция рассмотрения в судах гражданских дел складывается совсем иначе: в делах, не связанных с интересами государства и интересами широкого круга лиц, государственные суды привлекаются все реже, разрешение споров по частным вопросам все чаще переходит в дела частных судов. В ряде государств наблюдается профессиональный симбиоз: юрист-частник, получивший лицензию от муниципалитета, выполняет функции адвоката, нотариуса и третейского судьи. Так, общеизвестно, что у наших соседей на Украине и в Казахстане процент рассматриваемых третейскими судами гражданских и экономических дел в десятки раз выше (на Украине - 85%, в Казахстане - 60%). В ряде стран вообще отсутствует система государственного арбитража.
Вполне возможно, что определенное негативное воздействие на расширение сферы применения третейского судопроизводства оказал вывод Конституционного Суда Российской Федерации (далее - КС РФ) о праве любого лица оспорить решение третейского суда, если оно затрагивает его права (Постановление КС РФ от 26.05.2011 N 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» (далее - Постановление КС РФ от 26.05.2001). Принцип окончательности решения.

ГЛАВА II. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СПОРОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В ТРЕТЕЙСКИХ СУДАХ

§1. Общие положения о предпринимательстве

В торговом обороте издавна участвуют как коллективные (юридические лица), так и индивидуальные (физические лица) предприниматели - субъекты коммерческой (торговой) деятельности, обладающие особым статусом. Индивидуальные предприниматели, имевшие различные названия у разных народов и в разные исторические эпохи, осуществляли свою деятельность в сферах сельскохозяйственного, а впоследствии промышленного производства, торговли, финансов, права, медицины, образования и др.
В настоящее время индивидуальные коммерсанты, как и юридические лица, являются субъектами гражданского и торгового права многих современных государств. Например, во Франции это значительная часть субъектов малого и среднего бизнеса, которые, в свою очередь, составляют около 90% участников рынка. Индивидуальные коммерсанты вправе иметь предприятия (объекты прав), быть участниками полных и коммандитных товариществ. Индивидуальными коммерсантами могут быть не только граждане Франции, но также иностранцы и лица без гражданства.
ГК РФ содержит общее понятие «предпринимательская деятельность», субъектами которой могут быть граждане и юридические лица: предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз. 3 п. 1 ст. 2).
В ст. 23 ГК РФ, которая называется «Предпринимательская деятельность гражданина», содержание этого, более частного понятия, не раскрывается. В п. 1 данной статьи установлено, что гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Таким образом, здесь определен лишь момент, с которого возникает право гражданина на индивидуальную предпринимательскую деятельность.
В то же время указанные нормы ГК РФ предоставляют юридические основания для того, чтобы дать общее определение предпринимательской деятельности гражданина. Попытаемся сделать это.
Предпринимательская деятельность гражданина - самостоятельная деятельность, осуществляемая непосредственно гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя в установленном законом порядке, на свой риск, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг без образования в этих целях юридического лица.
Приведенное определение дает некоторое представление о лице, которое может осуществлять индивидуальную предпринимательскую деятельность, т.е. о субъекте указанной деятельности - индивидуальном предпринимателе.
Данное неправовое и лишенное смысла понятие до настоящего времени используется во многих ведомственных правовых актах (например, в банковской и налоговой сферах), в справочной и даже учебно-практической литературе. Между тем в ГК РФ закреплено понятие «предпринимательская деятельность граждан, осуществляемая без образования юридического лица». Осуществлять такую деятельность может гражданин с момента его государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (ст. 23). Именно эти правовые понятия используют ФЗ от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»
Индивидуальным предпринимателем по российскому законодательству может быть гражданин. Означает ли это, что речь идет только о гражданах Российской Федерации? Ответ на этот вопрос - отрицательный, так как ГК РФ использует термин «гражданин» для обозначения любого физического лица - субъекта гражданского права. В гражданских правоотношениях в качестве физических лиц выступают не только граждане России, но и иностранные граждане и лица без гражданства (апатриды).
Чтобы получить достаточно полное представление о содержании понятия «индивидуальный предприниматель», необходимо иметь в виду, во-первых, наиболее существенные признаки самой предпринимательской деятельности, о которых говорилось выше. Напомним, что к ним относятся следующие:
* предпринимательская деятельность осуществляется лицом самостоятельно;
* предприниматель действует на свой риск;
* предпринимательская деятельность всегда имеет целью систематическое получение прибыли;
* субъектами предпринимательства могут быть только лица, зарегистрированные в установленном законом порядке11.
Во-вторых, особенности личности индивидуального предпринимателя выражаются дополнительно как минимум в трех признаках этого субъекта:
* индивидуальным предпринимателем может быть физическое лицо - гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства;
* физическое лицо может выступать в качестве индивидуального предпринимателя по своему усмотрению, если оно обладает полной дееспособностью, и с согласия законного представителя, если дееспособность этого лица ограничена в случаях, по основаниям и в порядке, которые установлены законом;
* индивидуальный предприниматель выступает в качестве субъекта предпринимательской деятельности непосредственно, т.е. от своего имени, без образования для этой цели юридического лица, и своим самостоятельным трудом.
Указанные признаки находятся в тесной взаимной связи и взаимозависимости. Например, самостоятельность предпринимательской деятельности невозможна без непосредственного участия в ней гражданина-предпринимателя; нести ответственность в случае наступления событий, относящихся к предпринимательским рискам, может лицо, обладающее дееспособностью; предприниматель, действующий на свой риск, выступает от своего имени, и т.д. Поэтому только вся совокупность названных признаков может дать целостное представление о таком субъекте предпринимательской деятельности, как индивидуальный предприниматель.
Таким образом, индивидуальным предпринимателем по российскому праву является зарегистрированное в этом качестве в установленном порядке физическое лицо (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лиц без гражданства), осуществляющее предпринимательскую деятельность непосредственно (от своего имени, без образования для этой цели юридического лица и своим самостоятельным трудом), которое в этих целях действует самостоятельно, если обладает полной дееспособностью, и с согласия законного представителя, если дееспособность этого лица ограничена в силу возраста или закона.

§ 2. Понятие третейской оговорки

Альтернативным способом разрешения споров при исполнении международных контрактов сторонами является рассмотрение дел негосударственным органом – арбитражем (третейским судом)12. Сторона спора имеет право обратиться в арбитраж в соответствии с арбитражным соглашением. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде специальной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения.
В международной практике широкое распространение получили арбитражные (которые предоставляют возможность выбора негосударственного суда) и пророгационные (которые предоставляют возможность выбора государственного суда) оговорки. Российское право также признает возможным выбор сторонами государственного и негосударственного суда, который они уполномочивают на рассмотрение возникшего между ними спора. В соответствии со ст. 37 АПК РФ, подсудность может быть изменена по соглашению сторон до принятия арбитражным судом заявления к своему производству. Также в п. 6 ст. 4 АПК РФ установлена возможность по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, передать на рассмотрение третейского суда.
Согласно ст. 7 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», арбитражное соглашение - это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет. Спор может быть передан на рассмотрение постоянно действующему арбитражу или специально созданному сторонами для разрешения их спора арбитражу «ad hoc». Арбитражное соглашение является обязательным для сторон.
Таким образом, арбитражная оговорка (соглашение) – это определенный отказ сторон в сфере гражданских правоотношений от государственного суда в пользу избранного ими негосударственного суда (судей/ арбитра(ов)) путем заключения соответствующего соглашения или его включения в основной договор13. Такой отказ нельзя рассматривать как отказ от конституционного права на судебную защиту. Европейский Суд по правам человека при применении соответствующих положений статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод также исходит из того, что стороны в гражданско-правовых отношениях могут, не прибегая к рассмотрению дела судом, заключить соответствующее соглашение, в том числе в виде арбитражной оговорки в договоре, и разрешить спор путем третейского разбирательства, - такой отказ от права на рассмотрение своего дела судом не нарушает Конвенцию при условии, что он совершается без принуждения (Постановление от 27 февраля 1980 года по делу «Девеер (Deweer) против Бельгии»)14.
Арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме (ст. II Нью-Йоркской Конвенции 1958 года). Как правило, оно содержит следующие положения: вид арбитража; круг споров, передаваемых на рассмотрение в арбитраж; место арбитража (в арбитражной оговорке ad hoc); число арбитров, их квалификационные требования; право, применимое к существу спора; язык производства; право, применимое к арбитражному соглашению и некоторые другие. Если в соглашении указано несколько возможных арбитражей, то, как правило, оговаривается, кому принадлежит право его выбора.
Виды арбитражных соглашений
Практике известны два вида арбитражных соглашений: арбитражная оговорка и третейская запись15. Арбитражная оговорка — это соглашение сторон контракта, прямо включенное в его текст, об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем из этого контракта. Третейская запись — это отдельное от контракта соглашение сторон об арбитражном разбирательстве уже возникшего между ними спора. Некоторые ученые выделяют третий вид арбитражного соглашения – арбитражный договор. Арбитражный договор — самостоятельное соглашение между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть между ними в будущем или в связи с каким-то конкретным контрактом, или в связи с группой конкретных контрактов между ними, или даже в связи с сотрудничеством между ними в целом16.
Арбитражная оговорка – это соглашение сторон о передаче спора (споров) в арбитраж, т.е. в негосударственное учреждение. Также стороны могут заключать соглашения, устанавливающие выбор учреждения, которое будет компетентно рассмотреть гражданско-правовой спор в изъятие из действующих правил подсудности, они называются пророгационными и дерогационными соглашениями. Пророгационные и дерогационные соглашения могут иметь место только в рамках неисключительной или альтернативной подсудности, допускающей договоренность субъектов спора. Соглашение, в силу которого неподсудный по общим диспозитивным нормам определения компетенции данного суда спор становится подсудным, называется пророгационным. Соглашение, в силу которого подлежащий разрешению данным учреждением на основании общих диспозитивных норм об определении компетенции суда изымается из сферы его юрисдикции и передается другому суду, именуется дерогационным соглашением17.
В зависимости от содержания можно выделить альтернативные арбитражные оговорки двух видов:
* предоставляющие сторонам или одной из них в случае возникновения спора возможности выбора между несколькими третейскими судами (арбитражами);
* предусматривающие возможность выбора между государственным судом и названным в оговорке арбитражем.
Последние называют опционными арбитражными оговорками. Они предусматривают возможность обращения по выбору одной или обеих сторон соглашения в государственный суд или в международный коммерческий арбитраж. Данного типа оговорки именуются в английской литературе гибридными юрисдикционными оговорками (hybrid/optional dispute resolution clause). По сути, такие оговорки представляют собой гибрид арбитражной оговорки и пророгационного соглашения.
В теории альтернативные арбитражные оговорки классифицируют по многим основаниям. Можно привести следующие классификации таких оговорок.
а) по количеству лиц, которым принадлежит право выбора органа18:
* односторонние (унилатеральные, ассиметричные) - право принадлежит одной стороне;
* двусторонние (билатеральные, симметричные) - право принадлежит двум сторонам;
* многосторонние - право принадлежит всем сторонам в многостороннем договоре.
б) по условию предоставления права выбора:
* право принадлежит тому, кто инициирует процесс (истцу);
* право принадлежит ответчику;
* сторона обладает указанным правом в любом случае.
в) по виду условия (факультативное или альтернативное):
* факультативное: по общему правилу, спор передается в арбитраж (или в государственный суд), но управомоченная сторона имеет право выбора;
* альтернативное: общее правило не установлено, орган определяется по желанию стороны.
г) по содержанию спора:
* право выбора учреждения, рассматривающего спор, реализуется по любым вопросам, возникающим из договора между сторонами;
* право выбора учреждения, рассматривающего спор, реализуется только по определенным вопросам.
д) в зависимости от субъектного состава лиц, участвующих в договоре, и характера правоотношений19:
* внутренние – спор с участием российских юридических лиц разрешается в конкретном российском третейском или государственном суде;
* международные – спор с участие российского юридического лица и иностранного юридического лица подлежит разрешению, например, в Арбитражном суде Международной Торговой палаты или государственном суде какого-либо государства;
* смешанные – спор с участием российских юридических лиц подлежит разрешению, например, в Арбитражном суде Международной Торговой палаты или в государственном суде, например, Арбитражном суде г. Москвы.
Значение опционных оговорок
Обычно, оговорки связанные с разрешением споров нейтральны, т.е. стороны договариваются о том, что любой спор будет рассматриваться в данном конкретном учреждении. Это отражает равные позиции сторон соглашения при ведении переговоров. Это также говорит о том, что ни одна из сторон не может предвидеть того, кто будет заявителем в будущем споре, и, вследствие этого, нейтральный подход к формулировке оговорки становится наиболее безопасным решением для обеих сторон20.
Для финансистов и инвесторов государственные суды и арбитраж имеют свои различные преимущества в качестве разрешения споров. К примеру, механизм государственных судов было бы более целесообразно использовать для получения решения в порядке упрощенного судопроизводства. При этом арбитраж может быть более подходящим способом в случае наличия в споре вопроса технического характера, или же когда беспристрастность местных судов вызывает сомнения21. И действительно, как отмечается некоторыми авторами, традиционные преимущества арбитража – компетентность, скорость, дешевизна, конфиденциальность – могут не только никак не проявлять себя в ходе конкретного арбитражного разбирательства, но и обращаться в полную свою противоположность22.
Оговорки, согласно которым стороны договариваются о передаче всех споров по контракту на разрешение международного арбитража и одновременно закрепляют право одной из сторон (обычно продавца) обращаться в соответствующий компетентный государственный суд с определенным видом исков (обычно – с иском о взыскании долга) представляется разумным с точки зрения коммерческого интереса продавца (в минимально возможные сроки с минимальными издержками получить решение о взыскании долга в практически бесспорной ситуации, когда инициирование арбитражного разбирательства может оказаться слишком затратным)23.

 

§ 3. Практические проблемы рассмотрения споров предпринимателей в третейских судах

Отдельный важный вопрос для бизнеса - реформа законодательства о третейских судах. Для бизнеса этот компонент очень важен, поскольку он позволяет быстро и оперативно решать споры. Обращение в третейский суд (международный коммерческий арбитраж или внутренний третейский суд, в том числе постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретных споров (ad hoc)) - общепризнанный в современном правовом обществе способ разрешения гражданско-правовых споров (Постановление КС РФ от 26 мая 2011 г. N 10-П). Конституционный Суд РФ в отмеченном деле указал, что предоставление заинтересованным лицам права по своему усмотрению обратиться за разрешением спора в государственный суд в соответствии с его компетенцией, установленной законом, или избрать альтернативную форму защиты своих прав и обратиться в третейский суд расширяет возможности разрешения споров в сфере гражданского оборота.
Однако не секрет, что в результате несовершенства законодательства третейский суд стал использоваться для совершения правонарушений. Он превратился из средства разрешения споров в проблему и для бизнеса, и для государства, которое выдает исполнительные документы по решениям таких судов. Сама идея третейского разрешения дел была едва ли не дискредитирована. Все это привело к необходимости реформы в данной области, формальным стартом которой стало поручение Президента РФ по итогам Послания Федеральному Собранию 2012 г.
Как результат, были разработаны комплекс мер по развитию третейского производства и два проекта Федеральных законов «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Оба законопроекта, к сожалению, не отвечают на многие серьезные вопросы, к тому же создают новые проблемы. В итоге они до сих пор находятся в стадии доработки, а это значит, что ситуация с третейским судопроизводством по-прежнему остается неудовлетворительной24.
В целесообразности внедрения в российскую правовую действительность третейских судов по совести в обозримой перспективе можно усомниться. Сегодня потребности внутреннего гражданского оборота ориентированы на расширение практики применения норм позитивного законодательства, многие из которых имеют программный характер. Активно формируется судебная практика, имеются резервы в применении обычаев гражданского оборота наряду с законодательными актами. В условиях неразвитости правовой культуры категории справедливости будут возвратом на несколько шагов назад, а их применение при разрешении споров может иметь негативные последствия, гораздо более серьезные, чем вынесенные третейскими судами решения по спорам о правах на недвижимое имущество. Позитивное законодательство в российских условиях, при всех своих недостатках, должно оставаться высшей справедливостью. Недаром в мировой практике укрепляются и нормы, требующие приведения мотивов арбитражного решения.
Главным условием развития альтернативных способов разрешения правовых споров является заинтересованность сторон - участников гражданского оборота - в их применении. Полагаем, что основой такой заинтересованности может быть только экономическая целесообразность. В качестве двух основных элементов экономической целесообразности необходимо рассматривать оперативность самой процедуры и стабильность ее результатов. Все остальные преимущества производны от основных и в их отсутствие могут трансформироваться в недостатки. Так, возможность выбора "своего" судьи и возможность для сторон самим контролировать процедуру разбирательства являются условиями быстрого рассмотрения спора лицами, обладающими необходимой квалификацией, в порядке, обеспечивающем минимальные временные затраты с сохранением обязательных гарантий прав сторон на справедливое разбирательство их спора. Конфиденциальность, стремление к сохранению деловых отношений и продолжению делового сотрудничества, в свою очередь, можно рассматривать как необходимые условия для обеспечения стабильности результатов, достигнутых по итогам применения альтернативных процедур. Важной составляющей стабильности результатов (арбитражных решений) является их предсказуемость.
Оперативность процедуры третейского разбирательства и стабильность результатов предопределяют ее экономичность, а следовательно, и привлекательность для участников гражданского оборота.
Государство может стимулировать развитие альтернативных методов разрешения правовых конфликтов в целях уменьшения нагрузки на судебную систему, снижения конфликтности гражданского оборота и, как следствие, снижения издержек, возникающих при производстве и распределении товаров и услуг. При этом эффективность работы в этом направлении зависит от степени заинтересованности субъектов спорных правоотношений, их информированности о характере и правовых последствиях этих действий. Полагаем, что наиболее целесообразными со стороны государства будут действия, направленные на:
- законодательное обеспечение стабильности результатов применения альтернативных методов разрешения правовых конфликтов;
- формирование системы экономических стимулов для применения альтернативных методов разрешения правовых конфликтов;
- системное обеспечение участников гражданского оборота информацией о возможности рассмотрения споров за рамками государственной судебной системы, преимуществах альтернативных методов разрешения правовых конфликтов.
Существенные шаги в части законодательного обеспечения стабильности результатов применения альтернативных методов разрешения правовых конфликтов в Российской Федерации уже сделаны. Прежде всего это касается решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей. В ст. 421, 426 ГПК РФ, ст. 233, 239 АПК РФ, ст. 42, 46 Закона о третейских судах установлен закрытый перечень оснований для отмены решений третейских судов и отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейских судов. Однако в действующем процессуальном законодательстве не упоминается о решении третейского суда как об основании для освобождения от доказывания (ст. 69 АПК РФ, ст. 61 ГПК РФ), поэтому в настоящее время государственные суды не связаны решением третейского суда ни в части установленных фактов, ни в части выводов.
Формирование на государственном уровне системы экономических стимулов для применения альтернативных методов разрешения правовых конфликтов может включать:
- изменение ставок государственной пошлины по делам, оконченным до вынесения решения в результате применения рассматриваемых процедур;
- создание условий для повышения оперативности процедур рассмотрения споров через упрощение доказательственной деятельности, сокращение сроков рассмотрения в судах дел по спорам, в отношении которых ранее применялись альтернативные процедуры;
- изменение налогового законодательства в части отнесения части затрат на судебные разбирательства к числу расходов, уплачиваемых из чистой прибыли предприятия.
По мнению О.Ю. Скворцова, государственная поддержка третейского разбирательства может иметь различные формы и предусматривать различные меры . К числу таковых необходимо отнести в первую очередь меры по законодательному обеспечению деятельности третейских судов. Другим направлением поддержки третейского движения является деятельность, направленная на укрепление взаимодействия между третейскими судами и компетентными государственными судами (судами общей юрисдикции и арбитражными судами). Он отмечает, что необходимы обучающие семинары, к участию в которых привлекались бы государственные судьи с тем, чтобы они получали представление о существе третейского разбирательства, его значении для экономической и правовой жизни государства25.
Основным недостатком (в большей степени процессуального характера) становится риск вынесения третейским судом решения с нарушением норм материального права. Возможности для обжалования такого решения весьма ограниченны. О.Ю. Скворцов указывает в качестве риска сторон при рассмотрении спора в арбитраже на ограниченную возможность обжалования решения, принимаемого третейским судом, так же как и на ограниченную возможность приведения такого решения к исполнению с использованием государственных принудительных механизмов. По его мнению, это те риски, которые следуют из толкования действующего законодательства и должны оцениваться как охватываемые восприятием правовой ситуации заинтересованной стороной26. Эти риски в большей степени могут быть минимизированы путем повышения сторонами требований к личности и квалификации арбитров, а не за счет дополнительной проверки решения третейского суда государственным судом.

 

Глава III. ВОПРОСЫ ИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ

§ 1. Правовая сущность исполнения решений третейских судов

Решение третейского суда представляет собой неоднозначный правовой институт. Во-первых, решение третейского суда нельзя отнести к институтам процессуального права. Об этом свидетельствует, в частности, правовой статус субъекта, вынесшего это решение. Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее - Закон N 102-ФЗ) определяет третейского судью как физическое лицо, избранное сторонами или назначенное в согласованном сторонами порядке для разрешения спора. Третейский судья, в отличие от федерального или мирового судьи, не наделяется законом особым правовым статусом по сравнению с иными участниками судебного разбирательства. Третейский суд, постоянно действующий или образованный для разрешения конкретного спора, - это орган или образование, не являющееся юридическим лицом и не входящее в систему правосудия Российской Федерации.
Во-вторых, решение третейского суда, будучи актом, разрешающим спор, и, как следствие, основанием возникновения гражданских прав и обязанностей, не может быть безоговорочно отнесено и к институтам материального права. Решение третейского суда не упоминается в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ), хотя по содержанию и способу волеизъявления объективно не должно причисляться к «иным действиям граждан и юридических лиц», указанным в п. 8 ч. 1 ст. 8 ГК РФ в перечне оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.
В силу отмеченных обстоятельств вопросы правовой природы решения и его легитимации, то есть придания законности или государственного признания юридической силы, решения третейского суда приобретают особый научный и практический интерес.
Одним из положений законодательства, отражающим особенности решения третейского суда как правового института, является норма ст. 40 Закона N 102-ФЗ, согласно которой стороны спора имеют право в третейском соглашении указать, что решение является окончательным. Это положение Закона позволяет предотвратить дальнейшие разбирательства по вопросам действительности юридической силы, законности принятого решения не только в третейском суде, но и в суде государственном, поскольку окончательное решение обжалованию и оспариванию не подлежит. В случае обращения стороны в арбитражный суд с заявлением об отмене окончательного решения третейского суда судья арбитражного суда прекращает производство по делу27, что разъяснено в п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2005 N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов».
Право сторон определять в третейском соглашении вид выносимого в дальнейшем решения (окончательное или неокончательное) не согласовывается с пониманием третейского разбирательства как состязательного процесса, в котором спор разрешается независимым арбитром. Третейский судья, следуя принципу независимости (ст. 18 Закона N 102-ФЗ), все решения как по вопросам материального права, так и по вопросам третейского разбирательства принимает самостоятельно. Исходя из положений ст. 40 Закона N 102-ФЗ, ни закон, ни третейский судья, а стороны определяют возможность дальнейшей отмены решения третейского суда.
Диспозитивный подход к "окончательности" решения третейского суда способен повлечь возникновение на практике проблемы существования нескольких решений по конкретному спору. Если стороны не включили в третейское соглашение указание об окончательности решения, законодательно не исключено принятие по рассмотренному делу еще одного, нового решения третейского суда, отменяющего прежнее. Сроки для вынесения нового решения не ограничены законом. Вышестоящей инстанции в отношении третейского суда не существует. Следовательно, пересмотр дела по очередному обращению истца возможен в том же третейском суде, тем же составом. Подобные прецеденты уже имеют место на практике. Так, в одном из дел третейский суд сначала в своем решении признал право собственности на недвижимость в виде торгового центра за покупателем по сделке купли-продажи, а потом сохранил это право за продавцом посредством вынесения нового решения по этому делу об утверждении мирового соглашения, заключенного после принятия решения по существу28.
Таким образом, судьба вынесенного третейским судьей решения зависит не только от добропорядочности стороны, в отношении которой данным решением налагаются санкции, не только от решения компетентного суда о выдаче либо отказе в выдаче исполнительного листа, но также от воли сторон спора, заблаговременно определивших возможность либо невозможность оспаривания данного решения по существу.
Подобной аналогии нет ни в гражданском процессуальном праве, ни в арбитражном процессе. Порядок оспаривания судебных актов строго регламентирован законом. Это означает, что в целях определения единой правовой природы решения третейского суда и судебного акта все вопросы вступления в законную силу решения третейского суда должны быть прописаны в императивном порядке в Законе N 102-ФЗ.
Возможность существования "неокончательного" решения третейского суда создает совершенно не нужные вариации, несовместимые с основным назначением, сущностью третейского разбирательства. Сущность третейского разбирательства видится в том числе в предоставлении права для сторон спора обратиться к авторитетному третьему лицу с безупречной репутацией, которому стороны доверяют разрешение спора, не нашедшего мирного урегулирования. Стороны возлагают надежды на вынесение единственно возможного истинного решения, которое они заранее согласились исполнить добровольно. В случае же "неокончательности" решения третейского суда один только факт отсутствия вышестоящих инстанций создает правовую неопределенность и, как следствие, варианты для затягивания разрешения спора. В самом деле, правомерно ли оспаривание, обжалование решения в том же третейском суде или в том же третейском суде, но в другом составе? Как избираются судьи другого состава? В том же порядке, что и при первом обращении в третейский суд? Каковы сроки? Можно ли в таком случае говорить о соблюдении принципов беспристрастности, независимости арбитра, поскольку при следующем обращении выбранные судьи относятся к тому же третейскому суду, который рассматривал дело и вынес не устраивающее сторону решение? Изложенных вопросов вполне достаточно для того, чтобы представить масштабность возможных действий недобросовестных субъектов, желающих обжаловать или оспорить решение третейского суда.
Применительно к рассматриваемой проблеме необходимым видится провозглашение на уровне закона решения третейского суда во всех случаях окончательным и устранение права сторон спора выбирать вид решения. Предложенный подход будет способствовать оптимизации третейского разбирательства, повышению его роли и значения в современном гражданском обороте, а также соответствовать сущности третейского разбирательства и свидетельствовать о признании за решением юридической силы вне зависимости от государственных механизмов. Следует отметить, что предложенный подход не умаляет право стороны спора на судебную защиту, поскольку она сохраняет право обратиться с тем же иском в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства. Таким образом, при наличии третейского соглашения стороны должны будут обратиться за разрешением спора в третейский суд. Решение третейского суда признается окончательным, что не лишает стороны права продолжить разбирательство спора в государственных судах, но предотвращает возможность обжалований данного решения.
Следующим интересным с научной точки зрения моментом в определении правовой природы и легитимации решения является вопрос о целостности решения третейского суда как единого документа, правовой силе каждой части такого решения. Данный вопрос имеет особое значение, поскольку акты органов судебной власти не исполняются "частями". Каждое положение указанных актов, составляя единый массив, имеет законную силу и обязательно для исполнения участниками процесса и/или третьими лицами. Это подтверждается наличием в процессуальном законодательстве норм, регулирующих порядок и процедуру внесения изменений в принятые судебные постановления. В случае несогласия стороны с указанным в одной из частей судебного акта положением она имеет право оспорить его в этой части (ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее - АПК РФ). Только при установлении вышестоящей инстанцией факта необоснованности, незаконности и/или нарушения принципа единообразия в толковании норм закона судом вышестоящий суд отменяет положение судебного акта.
В отличие от процессуального законодательства, Закон N 102-ФЗ не содержит особого порядка оспаривания части решения третейского суда. Исходя из положений Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 11196/11 от 14.02.2012 по делу N А75-1836/2011, исполнение решения третейского суда в добровольном порядке влечет за собой отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение той части решения, которая исполнена и может быть отделена от неисполненной части. Несомненно, в противном случае принудительное исполнение решения третейского суда, исполненного должником добровольно, противоречит закону и влечет безосновательное взыскание, однако каким образом теоретически и законодательно обосновать требование заявителя в арбитражный суд о выдаче исполнительного листа на неисполненную "часть" решения третейского суда? Ни положения Закона N 102-ФЗ, ни положения АПК РФ не содержат норм, позволяющих подать заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение неисполненной части решения третейского суда.
Арбитражным судам в таких условиях приходится прибегать к конструкциям, способным причинить вред деловой репутации предпринимателя, добровольно исполнившего "часть" решения третейского суда. Так, в Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа обратился должник с кассационной жалобой, в которой он указал, что арбитражный суд выдал исполнительный лист с нарушением требований п. 5 ч. 2 ст. 239 АПК РФ, ч. 1 ст. 45 Закона N 102-ФЗ без учета того, что решение третейского суда на момент подачи в арбитражный суд заявления добровольно исполнялось в соответствии с установленной им рассрочкой платежей. Кассатор полагал, что отсутствовали основания для выдачи исполнительного листа на всю сумму долга без учета ее частичного погашения. Отказывая в удовлетворении жалобы, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа справедливо указал, что внесение каких-либо изменений в часть судебного акта без изменения его содержания невозможно. Иными словами, у заявителя в первой инстанции не было законной возможности сформулировать свои требования "о выдаче исполнительного листа на неисполненную часть решения третейского суда", он указал всю сумму, отраженную в решении третейского суда, а у суда первой инстанции также нет законных оснований для изменения формулировки заявления в определении29. Создается ситуация, при которой участники экономического оборота - потенциальные контрагенты должника - имеют возможность получить в открытом доступе информацию о вынесенном в отношении должника решении на сумму, превышающую его фактическую задолженность перед кредитором по рассмотренному делу. Данный факт способен не только негативно отразиться на репутации предпринимателя, но также способен погасить интерес субъектов гражданского оборота в добровольном исполнении решения третейского суда.
При обозначенном подходе решение третейского суда для арбитражного суда и должника не единый цельный акт, имеющий определенное юридическое значение, а документ, который можно произвольно разделить на части, изменить любую его часть и исполнять по частям в течение как минимум трех лет со дня окончания срока для добровольного исполнения решения (части 4, 6 ст. 45 Закона N 102-ФЗ).
Подытоживая рассмотренные проблемы, выделим следующие особенности решения третейского суда как правового феномена:
1) решение третейского суда является основанием возникновения гражданских прав и обязанностей у сторон спора, не участвовавших в его вынесении, но предусмотревших обязательность третейского разбирательства;
2) решение третейского суда выносится независимым от сторон спора физическим лицом, наделенным полномочиями на разрешение спора только на период его рассмотрения и вынесения решения;
3) решение третейского суда должно исполняться добровольно, оно не имеет самостоятельных механизмов принудительного исполнения;
4) в случае неисполнения или частичного неисполнения решение третейского суда подлежит рассмотрению в федеральном суде на предмет возможности либо невозможности выдачи исполнительного листа;
5) решение третейского суда можно обжаловать, оспаривать в целом и по частям в различных инстанциях.
Таким образом, можно предположить, что решение третейского суда по своей правовой природе является особой разновидностью гражданско-правовых сделок. Действительно, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из "сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему". Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). Третейский судья, то есть физическое лицо, не наделенное законом особым статусом, как федеральный или мировой судья, принимая решение, совершает действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей у сторон спора. Соответственно, решение третейского суда - это документ, оформляющий одностороннее волеизъявление третьего лица (арбитра), направленное на разрешение спора сторон (то есть содержащий нормы материального права), предварительно заключивших соглашение о возможности такого способа разрешения спора.
В таком случае становится понятной логика законодателя по многим спорным вопросам. Так, если рассматривать решение третейского суда как одностороннюю сделку, совершенную арбитром, не возникает сложностей с отменой юридической силы первого решения вторым (как в рассмотренном Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07.06.2012 N 16434/11). Не возникает проблем с возможностью произвольного внесения изменений в какую-либо часть решения государственным судом без заявления об этом стороны сделки (как в рассмотренном Постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.07.2012 N Ф03-2949/2012). Однако при таком подходе к институту третейского разбирательства арбитр фактически не разрешает спор, а лишь констатирует временный выход из конфликта, совершая действия по установлению, изменению, прекращению прав и обязанностей, которые можно оспорить различными способами или просто не исполнять, считая их ничтожными. Объективно этот подход дискредитирует третейское разбирательство как институт российского права.
По-видимому, решение третейского суда, как и институт третейского разбирательства в целом, требует дальнейшего совершенствования, направленного, прежде всего, на создание условий, при которых обращение сторон к третейскому судье будет иметь "конкурентные" преимущества по сравнению с арбитражным или гражданским процессом. Третейское разбирательство не должно стимулировать возникновение трудностей, связанных с легитимацией решения, с его исполнением, оно не должно выполнять роль досудебной процедуры, существенно замедляющей предпринимательский оборот. Одним из первых шагов в этом направлении можно считать предложенные нами подходы к определению окончательности решения третейского суда, а также к решению третейского суда как к институту материального права и основанию возникновения гражданских прав и обязанностей30.

§ 2. Принудительное исполнение решения третейского суда

Предполагается, что стороны, заключившие третейское соглашение, будут добровольно исполнять решение третейского суда. Порядок и сроки такого исполнения устанавливаются арбитрами и фиксируются в содержании решения, иначе оно подлежит немедленному исполнению. Далеко не редкими являются случаи, когда решение третейского суда не исполняется добровольно, и тогда оно может быть принудительно исполнено. Принудительное исполнение решения третейского суда возможно только в случае, когда такое решение не исполнено добровольно31.
Российской Федерации принудительное исполнение решений третейских судов осуществляется по правилам исполнительного производства, действующим на момент исполнения, на основе выданного государственным судом исполнительного листа (ст. 45 Федерального закона «О третейских судах в РФ»). Порядок производства по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятых на российской территории, определен § 2 гл. 30 АПК РФ и гл. 47 ГПК РФ. Порядок производства по делам о признании и приведении в исполнение решений международных коммерческих арбитражей, принятых за рубежом (иностранных арбитражных решений), определен гл. 31 АПК РФ.
Срок на подачу заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда - не позднее трех лет со дня окончания срока для его добровольного исполнения (ч. 4 ст. 45 Федерального закона «О третейских судах в РФ»). Государственный суд вправе восстановить срок на подачу заявления о выдаче исполнительного листа, если найдет причины пропуска указанного срока уважительными. Заявление о выдаче исполнительного листа, которое было подано с пропуском установленного срока либо к которому не были приложены необходимые документы, возвращается судом без рассмотрения, о чем выносится определение, которое может быть обжаловано.
Дела о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по спорам, возникшим из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматриваются арбитражными судами по правилам, установленным § 2 гл. 30 АПК РФ. Исполнительные листы на решения третейских судов, принятых по иным категориям споров, выдаются районными (городскими) судами общей юрисдикции по правилам гл. 47 ГПК РФ. Арбитражные суды рассматривают заявления о признании и принудительном исполнении решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, вынесенных по экономическим спорам и иным делам, связанным с осуществлением экономической деятельности, и в тех случаях, когда такие решения приняты о правах и обязанностях физических лиц32.
Объектами принудительного исполнения могут стать окончательное решение по существу, вынесенное третейским судом или международным коммерческим арбитражем на территории Российской Федерации, либо постановление третейского суда (международного коммерческого арбитража) об утверждении мирового соглашения, вынесенное в форме решения (арбитражное решение на согласованных условиях). Не может быть рассмотрено в государственном суде дело о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения о признании права, поскольку возможность его принудительного исполнения не предусмотрена законодательством об исполнительном производстве. Также не подлежит удовлетворению заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о принятии обеспечительных мер33.
Вопрос о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по спору, возникшему из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматривается арбитражным судом по правилам § 2 главы 30 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) по заявлению стороны третейского разбирательства, в пользу которой принято третейское решение.
Рассматривая дело, арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных статьей 239 АПК РФ, путем исследования представленных в суд доказательств обоснования заявленных требований и возражений.
Согласно части 2 статьи 238 АПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству по ходатайству лиц, участвующих в деле, судья может истребовать из третейского суда материалы дела, по которому испрашивается исполнительный лист, по правилам, предусмотренным АПК РФ для истребования доказательств.
В отечественной юридической литературе вопрос о порядке истребования материалов третейского дела, равно как и вопрос о целесообразности их исследования арбитражным судом, является дискуссионным.
Среди представителей юридической науки распространена точка зрения о том, что истребование материалов дела третейского суда производится только по ходатайству обеих сторон третейского разбирательства34. Предпосылкой к формированию такого мнения являются положения части 2 статьи 232 АПК РФ, в соответствии с которыми при подготовке к судебному разбирательству по делу об отмене решения третейского суда судья по ходатайству обеих сторон третейского разбирательства может истребовать из третейского суда материалы дела, решение по которому оспаривается, по правилам, предусмотренным АПК РФ для истребования доказательств. Необходимость получения согласия обеих сторон спора рассматривается авторами как проявление принципа конфиденциальности третейского разбирательства, закрепленного статьей 18 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее - Закон о третейских судах).
Территориальная подсудность дела о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда определяется местом нахождения должника либо, если таковое неизвестно, местом нахождения его имущества (ч. 2 ст. 423 ГПК РФ, ч. 3 ст. 236 АПК РФ). С учетом того, что подсудность дела об отмене решения третейского суда определяется по месту принятия такого решения (ч. 2 ст. 418 ГПК РФ; ч. 2 ст. 230 АПК РФ), на практике дела рассматриваемых категорий могут одновременно рассматриваться в разных судах. Кроме того, в российском суде или в компетентном суде другого государства (на территории которого было принято арбитражное решение или законодательство которого было применено при рассмотрении спора третейским судом) может рассматриваться заявление об отмене либо о приостановлении исполнения решения третейского суда. В этом случае у российского суда, в который подано заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, имеется два возможных варианта действий. Он может, если признает целесообразным, во-первых, отложить рассмотрение заявления о выдаче исполнительного листа либо, во-вторых, рассмотреть дело и отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по п. 5 ч. 1 ст. 426 ГПК РФ, п. 5 ч. 2 ст. 239 АПК РФ.
По оценке арбитражных судов действующее законодательство не исключает возможности выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда до истечения срока для подачи заявления об отмене данного решения . Обязательность решения третейского суда производна от норм, содержащихся в ст. 31, 44, 45 Федерального закона «О третейских судах в РФ». Так, стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда в порядке и сроки, которые установлены в данном решении; если такой срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению. Таким образом, обязательность решения третейского суда не связана с истечением срока на подачу заявления о его отмене.
Правом на подачу заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда обладает сторона, в пользу которой принято решение третейского суда. Сторона, обратившаяся в арбитражный суд за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вправе отказаться от заявленного требования до принятия определения, которым заканчивается рассмотрение указанного заявления. В этом случае государственный суд прекращает производство по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Требования, предъявляемые к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, а также последствия их несоблюдения, определяются нормами АПК РФ и ГПК РФ. Имеющиеся отличия в перечне документов, прилагаемых к заявлению, по сравнению со ст. 45 Федерального закона «О третейских судах в РФ» и ст. 35 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» обусловлены требованиями стандартов процессуальной деятельности в государственных арбитражных судах и ориентированы на подтверждение юридических фактов, без которых дальнейшее развитие процессуальных отношений будет невозможным. В связи с этим приоритет будут иметь нормы процессуальных кодексов.
Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается судьей единолично в срок, не превышающий трех месяцев со дня его поступления, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и вынесение определения, в судебном заседании с вызовом сторон, а также иных лиц, чьи права и обязанности были нарушены таким решением. Неявка указанных лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела.
При подготовке дела к судебному разбирательству судья может истребовать из постоянно действующего третейского суда материалы дела, по которому испрашивается исполнительный лист. Инициатива в данном вопросе принадлежит лицам, участвующим в деле, но не самому арбитражному суду. Потребность в исследовании материалов дела может иметь место в случаях, когда в нарушение ст. 31 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», ст. 33 Федерального закона «О третейских судах в РФ» в арбитражном решении не указаны мотивы; для установления фактов, являющихся основанием для отказа в принудительном исполнении (доказательства надлежащего уведомления сторон); для исследования подлинного арбитражного соглашения, если оно приобщено к материалам дела, и т.д.
При рассмотрении дела по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда государственный суд не пересматривает такое решение по существу, а только решает вопрос о наличии предусмотренных законом оснований для отказа в выдаче исполнительного листа.
Основания для отказа в признании и принудительном исполнении решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей - это закрепленные в законе условия, при наличии которых государство не признает результатов правоприменительной деятельности указанных юрисдикционных органов. Такие обстоятельства связаны с нарушениями, допущенными арбитражем при рассмотрении дела, причем их характер настолько существенный, что исполнение вынесенных в результате решений посягает на основы правопорядка, основополагающие принципы построения национальной правовой системы.
Перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда носит исчерпывающий характер. Они во многом совпадают с основаниями для отмены решения третейского суда и предоставляют государственному суду право отказать заинтересованной стороне в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, когда:
- спор, по которому оно было вынесено, не может быть предметом третейского разбирательства в принципе или применительно к конкретным отношениям сторон;
- при рассмотрении дела были нарушены права участников гражданского оборота на справедливое разбирательство, представление своей правовой позиции и возможность быть выслушанными органом, разрешающим спор;
- такое решение существенным образом нарушает основополагающие принципы российского права;
- решение не приобрело для сторон свойства обязательности, было отменено в установленном порядке либо его исполнение было приостановлено компетентным государственным судом.
В иных случаях, даже при нарушении норм законодательства, в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не может быть отказано. Стороны, заключая арбитражное соглашение, принимают на себя риск исполнения такого решения35.
Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, вынесенных на территории Российской Федерации, установлены разными нормативными актами.

§ 3. Основания для отказа в выдаче исполнительного листа

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – АПК РФ) предусматривает в ст. 239 следующие основания для отказа в выдаче исполнительного листа: в случае, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что:
1) третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом;
2) сторона не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;
3) решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если в решении третейского суда постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, арбитражный суд может выдать исполнительный лист только на ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением;
4) состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону;
5) решение еще не стало обязательным для сторон третейского разбирательства или было отменено либо его исполнение было приостановлено арбитражным судом или иным судом в Российской Федерации, либо судом другого государства, на территории которого это решение было принято, или государства, закон которого применяется.
Также арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:
1) спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;
2) решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.
Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и федеральным законом о международном коммерческом арбитраже36.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации также содержит норму, позволяющую отказать в выдаче исполнительного листа. Итак ст. 426 ГПК предписывает следующие основания.
. Суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательство того, что:
1) третейское соглашение недействительно;
2) сторона не была уведомлена должным образом об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;
3) решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, не охватываемым таким соглашением, суд выдает исполнительный лист только на ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением;
4) состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали третейскому соглашению или федеральному закону;
5) решение еще не стало обязательным для сторон третейского разбирательства или было отменено судом в соответствии с федеральным законом, на основании которого было принято решение третейского суда.
Также суд общей юрисдикции отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:
1) спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства;
2) решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права37.
Статья 426 ГПК содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и большей своей частью (как по структуре, так и по содержанию) является аналогом ст. 421 ГПК, в связи с чем в полном объеме в детальном комментировании не нуждается.
Однако в отличие от ст. 421 ГПК, в п. 5 ч. 1 ст. 426 ГПК содержится дополнительное основание для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, требующее специального комментария.
В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 426 ГПК районный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случае, если заинтересованная сторона третейского разбирательства докажет, что решение третейского суда еще не стало обязательным для сторон третейского разбирательства. Однако несмотря на то что в ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», регламентирующем порядок образования и деятельности третейских судов, содержится специальная ст. 46 «Основания для отказа в выдаче исполнительного листа», подобное основание в ней отсутствует, что, в свою очередь, на практике, как представляется, создаст определенные проблемы, в связи с чем, на наш взгляд, содержание ст. 426 ГПК и ст. 46 вышеназванного ФЗ нуждаются в соответствующей унификации и корректировке.
Сама по себе законодательная формулировка «решение еще не стало обязательным для сторон» представляется трудно объяснимой. Обусловлено это следующим:
а) в соответствии со ст. 31 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» решение третейского суда является обязательным для сторон третейского разбирательства;
б) по общему правилу решение третейского суда становится обязательным для сторон третейского разбирательства и подлежит немедленному исполнению непосредственно с даты его принятия;
в) только в исключительных случаях при необходимости в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 33 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» срок исполнения решения третейского суда не совпадает с датой его принятия;
г) отсутствие единой системы третейских судов и, как следствие, инстанционности рассмотрения в них дел делает решение третейского суда окончательным;
д) невозможность принесения на принятые третейскими судами решения каких-либо жалоб делает вступление их в законную силу незамедлительным по принятии. Предусмотренная в гл. 46 ГПК возможность оспаривания решений третейских судов является скорее исключением, чем общим правилом, и находится в непосредственной зависимости от предварительной взаимной договоренности сторон.
Таким образом, решение третейского суда в соответствии с действующим законодательством становится обязательным для сторон третейского разбирательства незамедлительно по его принятии, и следовательно, отсутствует как таковая не только возможность его «необязательности», но и подобное основание для отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
Если в процессе рассмотрения компетентным судом общей юрисдикции дела по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда будет установлено и доказано заинтересованной стороной третейского разбирательства, что данное решение отменено в соответствии с нормами ГПК, суд отказывает в выдаче исполнительного листа38.
Также основания для отказа в выдаче исполнительного листа содержит в себе и Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»39.
Компетентный суд выносит определение об отказе в выдаче исполнительного листа в случаях, если:
1) сторона, против которой было принято решение третейского суда, представит в компетентный суд доказательства того, что:
третейское соглашение является недействительным, в том числе по основаниям, предусмотренным статьей 7 настоящего Федерального закона;
решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления третейского суда по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение той части решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, не может быть отказано;
состав третейского суда или третейское разбирательство не соответствовали требованиям статей 8, 10, 11 или 19 настоящего Федерального закона;
сторона, против которой было принято решение третейского суда, не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;
2) компетентный суд установит, что:
спор не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;
решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.
3. В случае вынесения компетентным судом определения об отказе в выдаче исполнительного листа стороны вправе в соответствии с третейским соглашением обратиться в третейский суд либо компетентный суд с соблюдением правил подведомственности и подсудности, за исключением случаев, предусмотренных статьей 43 настоящего Федерального закона.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Резюмируя общее мнение ученых, занимающихся проблемами третейского разбирательства, можно справедливо заметить, что одним из важнейших компонентов развития третейского движения является деятельность, направленная на развитие знаний об этом правовом феномене. И здесь главное место принадлежит закреплению в планах высших учебных заведений учебных программ по обучению альтернативным методам разрешения споров вообще и третейскому судопроизводству в частности. Не секрет, что даже в юридических вузах студенты не получают необходимой информации относительно того, что такое третейские суды, каковы их правовая природа, особенности деятельности, в чем заключается их роль в юрисдикционной системе государства. Это влечет нигилистическое отношение к третейским судам со стороны юристов, основанное на элементарном отсутствии знаний об этом правовом институте.
Не менее важное значение имеет распространение сведений о возможности рассмотрения споров за рамками государственной судебной системы в деловом сообществе. Информационное обеспечение участников гражданского оборота может строиться на системной основе и через средства массовой информации.
Серьезную поддержку третейскому разбирательству могут оказать и профессиональные корпорации. Уже сегодня имеется опыт урегулирования споров между участниками предпринимательских объединений с использованием альтернативных способов разрешения конфликтов, и в том числе в третейских судах. Формирование отмеченных выше условий придаст этой практике новый импульс в развитии.
В настоящее время в Российской Федерации сформированы необходимые правовые условия для развития третейского разбирательства. Прежде всего, приняты законодательные акты, которыми урегулированы отношения в двух основных сферах - внутреннего третейского разбирательства и международного коммерческого арбитража. Можно предположить, что объем законодательного регулирования третейского разбирательства в Российской Федерации достаточен, дальнейшее существенное его расширение нецелесообразно. Не урегулированные в федеральном законодательстве вопросы должны быть перенесены на уровень локального нормотворчества. Это, однако, не означает отказа от возможности его дальнейшего совершенствования по ряду направлений.
Первым из них является дальнейшая унификация правового регулирования внутреннего третейского разбирательства и международного коммерческого арбитража (например, в части изменения требований к личности арбитров в третейских судах). Важнейшей задачей развития законодательства об арбитражах, третейских судах должна быть синхронизация внутреннего законодательства со стандартами международного уровня.
Проведенный в настоящей работе анализ положений действующего законодательства, регулирующего порядок деятельности третейских судов, позволяет прийти к определенным выводам, характеризующим актуальные вопросы, возникающие в связи с правовым регулированием третейского разбирательства в РФ.
В самом общем виде третейский суд можно определить как лица (лицо), избранные сторонами или назначенные ими в определенном порядке, рассматривающие и разрешающие спор, переданный на их рассмотрение по соглашению сторон в порядке, также определенном этими сторонами, и правомочными вынести решение, имеющее для сторон ту степень обязательности, которая прямо или косвенно определена в соглашении.
Правовой статус третейских судов четко так и не закреплен в законодательстве, однако анализ соответствующих статей позволяет сделать вывод, что самостоятельным юридическим лицом третейский суд являться не может. Не являясь государственными органами, третейские суды не осуществляют правосудие, соответственно, не входят в судебную систему РФ.
К принципам деятельности третейского суда по рассмотрению споров законодательство Российской Федерации относит следующие принципы: законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности и равноправия сторон. Однако признать удачной редакцию ст.18 Федерального закона «О третейских судах в РФ», посвященной принципам третейского разбирательства, невозможно по следующим причинам.
Во-первых, принципы указываются без раскрытия их содержания.
Во-вторых, указание на принцип, закрепленный в федеральном законодательстве и имеющий отличное от положений Федерального закона «О третейских судах в РФ» традиционное содержание (например, принцип независимости и беспристрастности судей), приводит к сложно преодолимым проблемам систематического толкования закона.
В-третьих, формулировка перечня принципов не оставляет сомнений в том, что этот перечень предлагается в качестве исчерпывающего, что приводит к сомнениям относительно применимости некоторых общеправовых принципов в третейском процессе (например, принцип равенства субъектов права перед законом и судом, принцип формальной (судейской) истины, принцип свободы договора (применительно к третейскому соглашению), принцип неограниченности права на судебную защиту и т.д.), законодательное закрепление которых могло бы способствовать более эффективной деятельности третейских судов.
В-четвертых, положения ст.18 Федерального закона «О третейских судах в РФ» не раскрывает содержания понятия основополагающие принципы российского права», нарушение которых является основанием для отмены решения третейского суда в соответствии с Федеральным законом «О третейских судах в РФ» (ст.42), АПК РФ (п.2 ч.3 ст.233) и ГПК РФ (п.2 ч.3 ст.421).
Применительно к третейскому соглашению ряд проблем возникает в связи с его заключенностью, действительностью и исполнимостью. Так, для надлежащего заключения третейского соглашения необходимо соблюсти письменную форму и согласовать ряд существенных вопросов, в том числе круг передаваемых на рассмотрение третейского суда споров и конкретный третейский суд, которому поручается разрешение спора.
Стоит отметить и такую проблему третейского разбирательства как невозможность обеспечения доказательств и затруднительность истребования их как у участников процесса, так и у третьих лиц. Поскольку, ни один законодательный акт не устанавливает обязательность выполнения требований третейского суда, то и его запросы о предоставлении документов могут исполняться только в добровольном порядке. В связи с этим считаю необходимым внесение в Федеральный закон «О третейских судах в РФ» нормы о праве третейского суда истребовать у сторон спора письменные доказательства.
Данное право должно быть обеспечено полномочием третейского суда применять к сторонам спора, неосновательно удерживающим имеющиеся у них письменные доказательства, неблагоприятные правовые последствия -фикцию признания юридически значимого для дела обстоятельства.
Очевидные недостатки (иногда доходящие до абсурда) к сожалению допущены и в нормах регулирующих принятие к производству заявления об оспаривании решения третейского суда. Пункт 4 ст. 231 АПК РФ предусматривает, что заявление об отмене решения третейского суда, поданное с нарушением требований, предусмотренных в статье 230 АПК РФ настоящего Кодекса и в настоящей статье, оставляется без движения или возвращается лицу его подавшему, по правилам установленным в статьях 128 и 129 АПК РФ. Соответственно, для того чтобы избежать оспаривания своего решения, третейскому суду достаточно не давать проигравшей стороне решение. Соответственно она не сможет его приложить к заявлению, а скорее всего и указать необходимые сведения о решении: наименование и состав третейского суда принявшего решение, место его нахождения, дату и место принятия решения третейского суда, его номер, дату получения оспариваемого решения стороной, обратившейся с заявлением об отмене указанного решения.
Вообще-то дата принятия решения - это дата его подписания в окончательном виде третейскими судьями, поэтому сторонам, если эта дата не указана в решении, узнать её весьма затруднительно. Но, особенно поражает требование указывать номер решения, поскольку многие третейские суды дела не нумеруют. Да и ст. 33 Федерального закона «О третейских судах в РФ» не требует указывать в решении третейского суда его номер. Однако требование указать дату получения решения лицом, которое его не получало, конечно превосходит все возможные рамки абсурда. Точнее превосходило бы, если бы не существовало требования прилагать к заявлению об отмене решения подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим образом заверенную копию. Ведь получается, что хотя отсутствие третейского соглашения является основанием для отмены решения (пп.3 п.2 ст. 233 АПК РФ), отменить решение по этому основанию невозможно именно потому, что третейское соглашение отсутствует и к заявлению об отмене решения приложить нечего. Ничего абсурднее этого конечно уже быть не может. Предлагается следующее решение проблемы. Пункт 4 ст. 231 АПК РФ сформулировать следующим образом: заявление об отмене решения третейского суда, поданное с нарушением требований, предусмотренных в статье 230 настоящего Кодекса и в настоящей статье, может быть оставлено без движения или возвращено лицу его подавшему, по правилам установленным в статьях 128 и 129 настоящего кодекса, если в заявлении не указаны причины по которым допущены эти нарушения.
В результате, если сторона может - она прикладывает всё что можно, и всё что знает указывает, если нет - указывает причины по которым не может чего-нибудь приложить или указать.
Стоит отметить и такую проблему третейского разбирательства как невозможность обеспечения доказательств и затруднительность истребования их как у участников процесса, так и у третьих лиц. Недостатки присутствуют и при выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения.
В целом можно отметить, что анализ действующего законодательства свидетельствует о том, хотя Федеральный закон «О третейских судах в РФ» и урегулировал ряд спорных вопросов, возникающих в ходе третейского разбирательства, однако некоторые проблемы при рассмотрении споров предпринимателей так и остались неразрешенными. Решению этих вопросов, а также дальнейшему становлению третейского разбирательства в России, по-видимому, должна способствовать судебная практика и толкование компетентных органов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

I. Нормативно-правовые акты:

1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 06.04.2015) // СПС «Консультант Плюс»;
2. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 06.04.2015, с изм. от 07.04.2015) // СПС «Консультант Плюс»;
3. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья)» от 26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 05.05.2014) // СПС «Консультант Плюс»;
4. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24.07.2002 N 95-ФЗ// СПС «Консультант Плюс» ;
5. «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ// СПС «Консультант Плюс»;
6. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая)» от 18.12.2006 N 230-ФЗ (ред. от 31.12.2014) // СПС «Консультант Плюс»;
7. Закон РФ от 07.07.1993 N 5338-1 (ред. от 03.12.2008) «О международном коммерческом арбитраже» (вместе с «Положением о Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации», «Положением о Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации») // СПС «Консультант Плюс»;
8. Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ (ред. от 30.03.2015) «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»
9. Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;
10. Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»// СПС «Консультант Плюс»;

II. Учебная и монографическая литература

1. Nesbitt S., Quinlan H. The status and operation of unilateral or optional arbitration clauses // 22 Arbitration International, 2013. p. 134
2. Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков. 4-е изд. М.: Волтерс Клувер, 2010.
3. Брежнев Л.И. Отчетный доклад ЦК КПСС XXIV съезду КПСС. М., 1971. С. 34.
4. Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 30. Ст. 1790
5. Волин А.А. Разрешение хозяйственных споров третейским судом. М., 1962..
6. Джалилов Д.Р. Гражданское процессуальное правоотношение и его субъекты. Душанбе, 1962.
7. Елисейкин П.Ф. Защита субъективных прав и интересов и компетенция суда в советском гражданском процессе // Ученые записки "Вопросы государства и права". Владивосток, 1969. Т. 31.
8. Заменгоф З.М., Шугаев А.А. Закон о государственном предприятии: как его применять. М., 1989. С. 44 - 55.
9. Зейдер Н.Б. Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов,
10. Комиссаров К.И. Последовательно прогрессивное развитие советского гражданского процессуального права // Проблемы действия и совершенствования советского гражданского процессуального права. Свердловск, 1982.
11. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.Т. Алиев, С.Ф. Афанасьев, А.Н. Балашов и др.; под ред. М.А. Викут. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. Серия «Профессиональные комментарии». 627 с
12. Курочкин С.А. Международный коммерческий арбитраж и третейское разбирательство: для студентов вузов, обучающихся по программе «Гражд. процесс (судеб. деятельность)» (в рамках направления подгот.: 030900 Юриспруденция ФГОС ВПО по направлению подгот. «Юриспруденция» (квалификация (степень) «магистр»)). М.: Инфотропик Медиа, 2013. 260 с.
13. Логинов П.В. Решение государственного арбитража. М., 1964.
14. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 12.12.2013 // Рос. газета. N 282. 13.12.2013.
15. Правовые условия торгово-промышленной деятельности в СССР: Сб. статей / Под ред. Н.А. Топорова, Е.В. Меркеля. Л., 1924. С. 156.
16. Советский гражданский процесс / Под ред. А.Ф. Клейнмана. М., 1964. С. 423 (автор главы - Логинов П.В.).
17. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Индивидуальный предприниматель: Комментарии, судебная практика, официальные разъяснения / под общ. ред. Тихомирова М.Ю. М.: Издательство Тихомирова М.Ю., 2014. 125 с.
18. Арбитражный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. 4-е издание перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2010 (в соавторстве) С. 118

III. Материалы судебной практики:


1. Обзор ФАС Уральского округа
2. Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов; Постановление Президиума ВАС РФ от 16.10.2007 N 4515/07 по делу N А35-7345/06-С17
3. Определение Арбитражного суда Архангельской области от 17.10.2012 по делу N А05-11561/2012; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.09.2012 по делу N А75-1836/2011
4. Определение ВАС РФ от 25.07.2011 N ВАС-7513/11 по делу N А56-3563/2011
5. Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П // СПС «КонсультантПлюс»
6. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07.06.2012 N 16434/11 по делу N А58-1799/2011
7. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа N Ф09-8177/11 от 16.12.2011 по делу N А07-6669/2011

IV. Периодические издания:

1. Бакхауз Н.А. Право третейского суда решать вопрос о своей компетенции и его реализация в практике арбитража при Московской торгово-промышленной палате // Третейский суд. 2002. N 5 - 6.
2. Балашов А.Н. Некоторые проблемы заключения и утверждения мирового соглашения в третейском судопроизводстве // Третейский суд. 2001. N 5 - 6.
3. Балаян Л.Г. Соглашение о третейском суде - важнейшее условие третейского разбирательства // Третейский суд. 2002. N 3 - 4.
4. Баранов А., Хламов И. Недочеты Временного положения о третейском суде // Хозяйство и право. 1993. N 1.
5. Барбе Ж., Рошер П. Анализ опционных оговорок о способах разрешения споров с точки зрения французского и английского права // Вестник международного коммерческого арбитража, 2011, № 1. С. 112
6. Габов А.В. Тенденции и проблемы правового регулирования взаимоотношений государства и бизнеса // Журнал российского права. 2015. N 1. С. 13 - 23.
7. Девяткин К.И. Новый этап развития третейского разбирательства // Третейский суд. 2002. N 3 - 4.
8. Зайцев А.И. История развития третейских судов и третейского судопроизводства в России до 1917 г. // Вестник гражданского процесса. 2012. N 2. С. 89 - 128.
9. Ищук И., Самойлов М. Опционная оговорка в практике ВАС // Legal Insight. 2012, № 9 (15). С. 7
10. Клеандров М.И. Прошлое третейских судов по разрешению экономических споров // Третейский суд. 2000. N 5. С. 68.
11. Летута Т.В. Правовая природа решения третейского суда // Современное право. 2013. N 5. С. 72 - 75.
12. Лукашева Е.А. Принципы социалистического права // Сов. государство и право. 1970. N 6.
13. Лурье С. Третейские суды действуют // Советская юстиция. 1961. N 16.
14. Николюкин С.В. Периодизация исторического развития третейских судов после 1917 года // Современный юрист. 2014. N 1. С. 52 - 65.
15. Скуратов Ю.И., Кузьминых Н.В. Третейское судопроизводство в России: состояние и перспективы развития // Современное право. 2014. N 10. С. 9 - 20
16. Труханов К.И. Альтернативные арбитражные оговорки: история одного дела// Закон, декабрь 2012. С. 125-126

V. Интернет ресурсы:

1. третейский-суд.рф /rassmotrenie-del.html;
2. http://base.garant.ru/35166475/;

1 «Каждое Договаривающееся Государство признает письменное соглашение, по которому стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, возникшие или могущие возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным договорным или иным правоотношением, объект которого может быть предметом арбитражного разбирательства».
2Асосков А.В. Ассиметричные оговорки о порядке разрешения споров: проблемы, порожденные Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Сада РФ от 19 июня 2012 года № 1831/12 // Третейский суд, 2012, № 5. С. 153-154
3 Николюкин С.В. Периодизация исторического развития третейских судов после 1917 года // Современный юрист. 2014. N 1. С. 52 - 65.
4 Зайцев А.И. История развития третейских судов и третейского судопроизводства в России до 1917 г. // Вестник гражданского процесса. 2012. N 2. С. 89 - 128.
5 Волин А.А. Разрешение хозяйственных споров третейскими судами. М., 1962. С. 9
6 Клеандров М.И. Прошлое третейских судов по разрешению экономических споров // Третейский суд. 2000. N 5. С. 68
7 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 30. Ст. 1790
8 Треушников М.К. Арбитражный процесс. 3-е изд., испр. и доп. М., 2007. С. 118
9 Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 12.12.2013 // Рос. газета. N 282. 13.12.2013.
10 Скуратов Ю.И., Кузьминых Н.В. Третейское судопроизводство в России: состояние и перспективы развития // Современное право. 2014. N 10. С. 9 - 20
11 Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Индивидуальный предприниматель: Комментарии, судебная практика, официальные разъяснения / под общ. ред. Тихомирова М.Ю. М.: Издательство Тихомирова М.Ю., 2014. С. 125
12 В данной работе слова «арбитраж» и «третейский суд» будут употребляться как тождественные понятия, во избежание повторений в тексте, и означают, негосударственное учреждение независимо от того, образуется ли оно специально для рассмотрения отдельного дела или осуществляется постоянно действующим арбитражным учреждением (в смысле Закона о Международном Коммерческом Арбитраже).
13 Алехина С.А., Блажев В.В. Гражданское процессуальное право: Учеб./ Под ред. М.С. Шакарян. М., 2004. С. 556.
14 Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П // СПС «КонсультантПлюс»
15 Лебедев С. Н. Избранные труды по международному коммерческому арбитражу, праву международной торговли, международному частному праву, частному морскому праву. М., 2009. С. 42
16 Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2004. С. 641
17 Международное частное право: Учебник/ Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2004. С. 599
18 Барбе Ж., Рошер П. Анализ опционных оговорок о способах разрешения споров с точки зрения французского и английского права // Вестник международного коммерческого арбитража, 2011, № 1. С. 112
19 Ищук И., Самойлов М. Опционная оговорка в практике ВАС // Legal Insight. 2012, № 9 (15). С. 7
20 Nesbitt S., Quinlan H. The status and operation of unilateral or optional arbitration clauses // 22 Arbitration International, 2006. p. 134
21 Барбе Ж., Рошер П. Указ. соч. С. 110
22 Монастырский Ю.Э. Основные особенности пророгационных соглашений в Российской Федерации // Московский журнал международного права. М., 2002. С. 176
23 Труханов К.И. Альтернативные арбитражные оговорки: история одного дела// Закон, декабрь 2012. С. 125-126
24 Габов А.В. Тенденции и проблемы правового регулирования взаимоотношений государства и бизнеса // Журнал российского права. 2015. N 1. С. 13 - 23.
25 Скворцов О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России. С. 628.
26 См.тамже
27 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа N Ф09-8177/11 от 16.12.2011 по делу N А07-6669/2011
28 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07.06.2012 N 16434/11 по делу N А58-1799/2011
29 Определение Арбитражного суда Архангельской области от 17.10.2012 по делу N А05-11561/2012; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.09.2012 по делу N А75-1836/2011
30 Летута Т.В. Правовая природа решения третейского суда // Современное право. 2013. N 5. С. 72 - 75.
31 Определение ВАС РФ от 25.07.2011 N ВАС-7513/11 по делу N А56-3563/2011
32 п. 15 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов; Постановление Президиума ВАС РФ от 16.10.2007 N 4515/07 по делу N А35-7345/06-С17

33 Обзор ФАС Уральского округа
34 Карабельников В.Р. Исполнение и оспаривание решений международных коммерческих арбитражей. Комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ 2002 г. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2008. 606 с.; Скворцов О.Ю. О конфиденциальности как принципе третейского судопроизводства // Безопасность бизнеса. 2005. N 1; СПС «КонсультантПлюс»
35 Курочкин С.А. Международный коммерческий арбитраж и третейское разбирательство: для студентов вузов, обучающихся по программе «Гражд. процесс (судеб. деятельность)» (в рамках направления подгот.: 030900 Юриспруденция ФГОС ВПО по направлению подгот. «Юриспруденция» (квалификация (степень) «магистр»)). М.: Инфотропик Медиа, 2013. С. 260
36 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24.07.2002 N 95-ФЗ// СПС «Консультант Плюс»
37 «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ
// СПС «Консультант Плюс»
38 Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.Т. Алиев, С.Ф. Афанасьев, А.Н. Балашов и др.; под ред. М.А. Викут. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. Серия «Профессиональные комментарии». С. 627
39 Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»// СПС «Консультант Плюс»

kantrium.com | Finland | Helsinki | Denmark